19:03 

Графиня Ллойд
парень с холодцом и хреном
В общем, мы переводим книгу, которую я случайно нашла на рыночке в Израиле.
Это сказки для gay people в современном пересказе, их выкладывает товарищ вот тут по тегу:

15.02.2017 в 12:36
Пишет господин в клетчатом:

а вы не ждали нас…))

Очередная (я сбилась) сказка из книги Питера Кэшорали «Волшебные сказки. Традиционные истории, пересказанные для геев» (Peter Cashorali "Fairy Tales. Traditional Stories Retold for Gay Men", Harper SanFransisco, 1995). (Остальные — по тэгу)).
Источник сюжета тут тоже очевиден и даже одноимёнен.
Переводят господин в клетчатом, Графиня Ллойд и Yves_.
Переводчицы никакой выгоды не извлекают)


Румпельштильцхен

Жил-был молодой человек по имени Стивен. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, родители отправили его жить с дядей-мельником. А мельник не был женат. И родители Стивена подозревали, что их сын тоже не собирается жениться, и надеялись, что мельник мог бы закончить образование сына и послужить ему тем примером, которым они не могли бы стать для сына.
Что ж, мельник всегда любил племянника и был счастлив принять его под крылышко. Днём Стивен работал на мельнице и развивался физически, таская тяжёлые мешки с зерном и мукой. По вечерам мельник брал Стивена с собой в кофейни, театры и на выставки, где Стивен знакомился с друзьями мельника. Всем он нравился, и жизнь была хороша.
У мельника, неплохого в общем человеком, была одна слабость: он любил хвастаться. Хвастался он обо всём, было ли это правдой или выдумкой. Если на концерте кто-то рядом говорил, что его костюм стоил как крыло «Боинга», то мельник заявлял, что у него был костюм, стоивший как два целых самолёта. Или если кто-то в очереди на рынке рассказывал о собаке, приносившей газету по утрам, мельник торопился описать собственную собаку, которая вела колонку светской хроники и, кроме того, прекрасно разбиралась в вёрстке. На него как лихорадка нападала, и все его друзья просто закатывали глаза и позволяли ему болтать.
Однажды мельник сидел на мельнице с двумя старинными приятелями. Втроём они наблюдали, как Стивен чистит мельничные жернова. Вскоре первый друг заметил:
— У меня самого есть племянник, и мальчишка может сшить из свиного уха шёлковый кошелёк.
Второй друг сказал:
— Это ещё что! Вот у меня есть племянник, который может сделать гору из кротовой норы.
И тут мельник не выдержал.
— А мой племянник Стивен, — сказал он, — превращает дерьмо в золото!
Оказалось, что мимо мельицы как раз прогуливался после обеда король. Он просунул голову в дверной проём и сказал мельнику:
— В таком случае пусть ваш племянник заглянет в замок сегодня в семь.
Мельник поклонился и сказал:
— Да, Ваше Величество.
Его друзья тоже поклонился, но ухиыльнулись истории, в которую влип их приятель.
В юности король был отчаянным рубакой и прежде, чем остепениться, он сразил всех великанов, троллей и драконов в своём королевстве. И вот его сын, известный по всему ко-ролевству как Гневный Принц, был одержим тем же яростным духом, но врагов больше не осталось. Король беспокоился, что когда придёт время передать сыну корону, Гневный Принц, не имея иных способов выплеснуть природную агрессию, начнёт тиранить поддан-ных. Уже слышал он, как шепчутся во дворце по поводу принца. «Он реально наехал на меня этим утром», — жаловался пристав дворцовому стражу. «Принц из всех дерьмо выбивает», — заметил герцог графу. «Он просто кусок дерьма», — судачил посудомойщик с пажом. И когда король услышал, что племянник мельника может превращать дерьмо в золото, то решил, что таково решение всех его проблем.
Той ночью, без четверти семь, мельник со Стивеном стояли на крыльце замка.
— Дядя, делать-то нам что? — беспокойно спрашивал Стивен. — Знаешь, я ведь не могу превращать дерьмо в золото или во что-то другое, раз уж на то пошло.
Мельник уверенно похлопал Стивена по плечу.
— Нечего беспокоиться. Ты умненький, миленький и всем нравишься. Что-нибудь придумаешь.
Затем он постучал большим медным молотком и помчался прочь со всех ног.
Лакей в ливрее открыл дверь, и Стивен принялся объяснять, что ему нужно явиться к королю. Лакей впустил его и отвёл к мажордому, который поправил ему воротничок и про-водил его к камергеру. Камергер причесал его и представил министру-распорядителю. Тот подумал, что ботинки Стивена блестят недостаточно для столь торжественного случая, но времени совсем не было, потому оставалось лишь надеяться на лучшее. Пажи, дворцовая ох-рана и придворные, которым было нечего делать после ужина, последовали за ним. И когда вокруг собралась приличная случаю толпа, Стивна проводили в тронный зал и представили королю.
— Всем вон, кроме Стивена, — скомандовал король, хлопнув в ладоши, и все вышли. Король сдвинул корону, почесал красные отметины на лбу и улыбнулся.
— Стивен, — сказал он, — я такое о тебе слышал.
— Сплетни есть сплетни, ваше величество, — с надеждой сказал Стивен.
— Не скромничай, — сказал король, — Давай немного пройдёмся. Я покажу тебе кое-что.
Он слез с трона, подхватил Стивена под руку.
— Ты качаешься? — спросил он. И вместе они покинули тронный зал.
Они взошли по огромной белой лестнице, прошли несколько коридоров и оказались в той части замка, где располагались королевские покои. Наконец, они подошли к двери, украшенной золотой короной. Двое стражников, стоявшие по обе стороны двери, поклонились и распахнули её. Проходя мимо стражников, Стивен заметил, что у одного был сломан нос, а у другого под глазом красовался синяк.
В комнате всё стояло вверх дном: мебель переломана, казалось, кто-то пробил кулаком несколько дыр в стенах, а диванчик запихнули в камин почти до самого дымохода.
— Покои моего сына, — печально сказал король.
— Очень мило, — как можно вежливей сказал Стивен.
— Тактичность ни к чему, — сказал король. — Было «очень мило», но теперь, мальчик мой, прости за мой французский, это полное дерьмо. А новую мебель ставить нет смысла, он просто всё разнесёт снова.
Он вздохнул и покачал головой.
— Тебе нравится в замке, Стивен? Если бы только ты смог помочь нам своим особым даром, мы бы с удовольствием приняли тебя. Например, в качестве спутника жизни моего сына. Он такой симпатичный мальчик. Я думаю, ты понравишься ему, если, конечно, он тебя не убьёт. А так и будет, если ты не в курсе, как превратить дерьмо в золото. Но что я тут болтаю. Наверное, тебе не терпится приступить к работе. Удачи, мой мальчик, я в тебя так верю! — Он похлопал Стивена по плечу и вышел, прикрыв за собой дверь.
— Что же мне теперь делать? — простонал Стивен. Он был один в комнате и не ждал ответа.
Но вдруг что-то зашуршало в опрокинутой мусорной корзине. Оттуда вылез смешной человечек. Он встал на ноги и отряхнулся. Его крохотный мотоциклетный шлем, малюсенькие ботинки, косуха, боди харнес и штаны с эротичными разрезами были сделаны из чёрной кожи. Он снял крохотные солнечные очки, в которых отражался Стивен, и сунул их в карман косухи.
— Привет, Стивен, — сказал человечек. — Похоже, у тебя неприятности.
— Мне нужно превращать дерьмо в золото, — сказал несчастный Стивен, — а я не знаю, как.
— А я знаю, — заявил человечек. — И тебе показать могу.
— Правда, можешь? — спросил Стивен.
— О, разумеется. Этим я и занимаюсь. Научу тебя секунд за пять. Десять, максимум. Что ты мне дашь взамен?
— Да у меня ничего и нет, — признался Стивен. — Что ты хочешь?
— Твоё счастье.
— Прошу прощения?
— До последней капли.
Стивен заподозрил, что человечек не такой уж дружелюбный, каким кажется. Человечек увидел, что Стивен засомневался, и поспешно добавил:
— Оплата только через год. И условий лучше ты не найдёшь.
Однако Стивену так не показалось. Но он понял, что если не примет эти условия, то в одну ночь потеряет и счастье, и жизнь. И потом год — это долгий срок. Может произойти что угодно до того, как придёт время платить по счетам. А потому они ударили по рукам. Собственно человечек смог только хлопнуть по кончику пальца Стивена, но сделал это с небывалой силой.
— Ладно, — сказал Стивен, потирая палец, — покажи мне, как превратить это дерьмо в золото.
— Это барахло? — Поинтересовался человечек, поморщившись. — Этому место на помойке. Послушай-ка. Когда придёт Гневный Принц и увидит тебя здесь, он будет вне себя от ярости и захочет сразиться с тобой.
— Тогда я дам ему сдачи, — ответил Стивен, который был в отличной форме, благодаря тому, что таскал мешки с зерном на мельнице.
— Ни в коем случае, — воскликнул человечек. — Ты что, не слушаешь? Это тебе не Гневный Барон, и не Гневный Дядюшка, и даже не Гневный Телефонщик, Бога ради! Он Гневный Принц. Сын короля. Ты не можешь драться с ним.
— Понятно, — сказал Стивен, кивая. — То есть когда он придёт, я не буду ему сопротивляться. Пусть дерётся, сколько влезет.
— Ни в коем случае, — вскрикнул человечек, который, видимо, легко выходил из себя. — Это тоже не дело. Если он начнёт драться с тобой, то убьёт тебя. Помни, что он сын короля, а ты… что там?… племянник мельника?
— Что же мне тогда делать? — закричал Стивен, тоже немного выходя из себя.
— Эй, — возмутился человечек, — не смей повышать на меня голос. Всё просто, Стивен. Пусть он тебя отшлёпает.
— Э-э, — сказал Стивен, — ну ладно, пусть так.
Человечек был прав: всё оказалось просто. Так просто, что Стивену захотелось отвесить себе подзатыльник за то, что он сам не додумался до этой идеи, а согласился на неприятную сделку с человечком. Но времени для подзатыльников не оставалось. Из коридора донёсся злой голос, а следом — звуки ударов и пинков. Человечек подмигнул Стивену, топнул ножкой и исчез. Затем дверь распахнулась, и Гневный Принц ворвался в комнату.
— Что ты тут делаешь? — взревел он, как только увидел Стивена. Если бы не внутреннее напряжение, он был бы красивым парнем.
— Ну прости, — сказал Стивен самым своим мягким тоном. — Больше не буду.
Это заставило Гневного Принца запнуться. Обычно в ответ на его гнев люди или принимались извиняться, что раздражало, или злились сами, что раздражало ещё сильней. А тут он мгновенно растерялся и не знал, как себя вести. Гневный Принц не желал успокаиваться.
— Ты вообще не должен был приходить сюда! — заорал он.
— Ты прав! — заорал Стивен в ответ. — Почему бы тебе не отшлёпать меня?
— Серьёзно? — спросил Гневный Принц. Такого ему раньше никто не предлагал, и он почувствовал, как напряжение уходит из шеи и плеч. Стивен одарил самой своей чарующей улыбкой, и она была по-настоящему чарующей.
— Серьёзно, — сказал он.
Тем временем король ждал в коридоре, одолеваемый опасениями, которые не стали меньше, когда из комнаты сына донеслись совершенно недвусмысленные звуки. Казалось, Гневный Принц вымещал свой гнев на племяннике мельника, но Стивен, как ни странно, не звал на помощь. Что ж, вздохнул король, — вот, что бывает с людьми, которые врут, что могут превращать дерьмо в золото. Он попросил слугу принести удобный стул и уселся ждать утренних вестей, какими бы они ни были.
Был почти полдень, когда двери наконец-то открылись, и, к изумлению короля, его сын и Стивен вышли рука об руку. Стивен просто сиял, а Гневного Принца было не узнать — таким он выглядел расслабленным и даже улыбался. Король осторожно заглянул в комнату. Сломанная мебель не превратилась в золото, что слегка разочаровывало, но когда король увидел, что его сын прошёл между охранниками, не пнув ни одного из них, то сказал себе: «Что ж, кое-что точно поменялось». Итак, Стивен переехал в замок, в комнаты по соседству с покоями Гневного Принца, которого впервые за всю его жизнь, стали называть по имени — Эриком. И ещё год ничто не омрачало жизнь Стивена.
Но однажды вечером, когда Стивен качал пресс, мусорная корзина в углу внезапно перевернулась, и из неё выскочил человечек. Стивен совсем позабыл о нём и предпочёл бы не вспоминать.
— Приветик, Стивен, — сказал человечек, отряхиваясь от пыли, — вот я и пришёл за твоим счастьем.
Стивен уже успел привыкнуть к счастью. Да к тому же он считал, что хотя человечек и рассказал ему секрет превращения дерьма в золото, вся работа досталась Стивену. Поэтому он предложил человечку драгоценности, или должность при дворе, или пожизненное членство в спортзале на выбор, или что угодно, но только не счастье. Но ничто не прельщало человечка. Наконец Стивен покачал головой и сказал:
— Мне очень жаль, но придётся тебе уйти ни с чем, потому что ты не можешь забрать моё счастье.
— В самом деле? — заметил человечек. — Знаешь что, Стивен, ты ВИЧ-положителен. До скорого.
— Нет! — закричал Стивен. — Но что-то внутри него сказало «да», и он понял, что человечек только что забрал его счастье.
Стивен на коленях умолял человечка, а тот наслаждался. Когда он вдоволь насмотрелся, то сказал:
— Что ж, Стивен, я не могу вернуть тебе твоё счастье. Я бы хотел, но так дела не делаются. Но всё же я могу сделать тебе специальное предложение. Только сегодня! Я появлюсь здесь три ночи подряд, и каждую ночь у тебя будет три попытки, чтобы догадаться, почему ты ВИЧ-положителен и как это характеризует твою личность. Ответишь правильно — и получишь достаточно счастья для хорошей жизни, а мы будем квиты. Но если не сможешь, я в придачу к счастью, прихвачу и тебя самого. Поторопись с решением. У меня полно дел.
Счастья такое предложение Стивену не принесло, да и ничего бы не принесло ему сейчас счастья, но был шанс это исправить. И он протянул палец, чтобы человечек пожал его.
— Хорошо, — сказал Стивен, потирая палец. — Я ВИЧ-положителен, потому что… Господь не любит меня? Секс — это смерть? Слишком много попперсов, чтобы сфинктер расслабить?
— Мне нравятся твои догадки, — хохотнул человечек. — Нравятся, потому что неверны. — И он топнул и исчез.
Следующей ночью история повторилась.
— Чума, созданная учёными-гомофобами? — предположил Стивен, цепляясь за соломинку. — Хроническое чувство бесполезности, которое повлияло на мою иммунную систему? Тонкий намёк, что я ошибка природы?
Человечек просиял:
— У тебя отлично получается, — покачал он головой, — не пакуй завтра чемоданы, Стивен. Там, куда мы отправимся, тебе ничего не понадобится.
Он топнул и исчез.
Стивен впадал в отчаяние. И он послал за единственным человеком, который мог бы ему помочь — за дядей. Когда появился мельник, немного недовольный поздним вызовом, Стивен рассказал ему обо всём.
— Понимаешь, дядя, — заключил он, — если я не выясню, как меня характеризует мой ВИЧ-статус, я пропал. Я хочу, чтобы ты обошёл всё королевство и расспросил каждого, кого встретишь. Кто-нибудь да знает ответ.
— Племянник, не о чем беспокоиться, — уверил его мельник, — я всё улажу.
Он не стал дожидаться утра и покинул замок сразу.
Стивен прождал весь следующий день. Он не мог ни есть, ни сосредоточиться на чём-то. Наконец, когда давно стемнело, ввалился мельник. Он рухнул на стул.
— Сейчас сдохну, — простонал он, — я, должно быть, поговорил с каждым жителем королевства сегодня. Ноги просто отваливаются.
— Прости, — сказал Стивен, пытаясь сохранить терпение, — мы найдём тебе мазь от мозолей. Но нашёл ли ты ответ на мой вопрос?
— Ну, — признал мельник, — нет.
— Нет?! — Воскликнул Стивен. — Никто не смог тебе ответить? Совсем никто?
— Ну, мнение есть у каждого, — сказал мельник, помахав рукой, будто мух отгоняя. — Один думает, что это Божья кара, другой, что всё от нехватки любви к себе. Такой бред несут, просто не поверишь. Но никто не знает наверняка. — Он поморщился от отвращения, а затем повеселел: — Но я видел кое-что интересное. Может, это тебя отвлечёт. Когда я прорубался давеча сквозь лес, я увидел свет впереди. Что бы это могло быть в такой час ночи? — спросил я себя. Итак, я подобрался поближе. И что ты думаешь? Я увидел большой костёр, вокруг которого танцевал человечек в кожаной одежде, он что есть мочи горланил песню и страшно веселился. Подожди, что ж там было… А, точно! Послушай-ка. И мельник подался вперёд и запел:

И вчера не то, и сегодня не то,
Лишь три попытки теперь у него.
Мальчонки песня спета,
А это — просто это.

— Забавная песенка, правда?
— Дядя, это же ответ! — закричал Стивен, обнимая мельника.
Едва Стивен успел спрятать дядю, как мусорная корзина опрокинулась, и появился человечек.
— Мы сегодня отлично повеселимся! — воскликнул он. Глаза его весело блестели. — Давай быстренько разберёмся с твоими тремя неправильными версиями, потому что нас ждёт до-о-олгий путь.
— Давай, — охотно согласился Стивен. — Значит ли мой вич-статус, что я честный, преданный друг и занимаюсь саморазвитием?
Человечек перестал ухмыляться:
— Э-э… нет, — сказал он.
— Что ж, тогда это значит, что я творческий, восхитительный, обаятельный и отважный? — поинтересовался Стивен.
— О чём ты вообще? — огрызнулся человечек, прищурившись. — Ничего подобного!
— В таком случае, — сказал Стивен, наклонившись, чтобы поправить кожаный пиджак на человечке, — тогда это вообще ничего обо мне не говорит. Я просто подхватил вирус. Ужасный, но всего лишь вирус.
И он потрепал человечка по щеке.
— Чего?! — взвизгнул человечек, а лицо его стало таким же чёрным, как его наряд. — Что ты сказал? После всего, что я сделал для тебя?
Он уставился на Стивена, словно хотел сделать с ним… ну… то, что и собирался. И топнул. Но его ботинок прошёл сквозь пол и застрял там. Человечек так разозлился, что схватился за ногу обеими руками и потянул изо всех сил. К несчастью для него, тянул он так сильно, что разорвал себя пополам — и на том его жизнь кончилась.
Что до Стивена, ему удалось вернуть достаточно счастья для жизни со своим принцем. Когда король узнал, какую роль во всём этом сыграл мельник, он так впечатлился, что позвал мельника жить в замок. Там они и живут вчетвером по сей день.

URL записи

@темы: самоделкин вещает, Фанфик, Фандом

URL
   

Гроздья рябины

главная